Toggle

Лирическое отступление 2: пойманный звук

Лирическое отступление 2: пойманный звук

Пора снова сделать лирическое отступление. На сей раз оно будет кратким, не претендующим на жанр саги, но все же лирическим.

Итак, песня:

У нашей Мэри был баран — Собаки он верней. Куда бы Мэри ни пошла — Баран идет за ней!

Детская песенка, исполненная дрожащим резким баритоном, вылетела из жестяного рога странноватого механизма и на секунду повисла в полной тишине. Потом послышались бурные аплодисменты и восторженные крики публики, состоявшей из молодых сотрудников лаборатории. Так в 1877 году в городке Менло-Парк неподалеку от Нью-Йорка прошло испытание первой в истории человечества машины для записи звука. Сотрудники лаборатории ожидали услышать несколько хрипов, зафиксированных на восковом валике острием иглы, а услышали четкие слова и узнаваемый голос своего шефа с той странноватой резкой интонацией, с какой обычно говорят плохо слышащие люди. Родителем изобретения и исполнителем незамысловатой песенки был Томас Алва Эдисон – тот самый, изобретатель мимеографа. Машина называлась фонограф. Это было любимое детище автора множества полезных изобретений, с чьей легкой руки в мир пришли электролампа, эффективные телеграф и телефон и еще десятки полезных и необходимых сегодня вещей. Эдисон мечтал, что и фонограф будет использоваться прежде всего в деловом и научном мире для записи лекций и докладов. В этом гениальный изобретатель ошибся: фонограф, а вернее, его производные – патефон, граммофон, магнитофон и проигрыватель компакт-дисков – превратился в локомотив музыкальной индустрии. В деловом мире его тоже оценили – спустя 100 лет.